Воскресенье,
20 августа 2017
Наши сообщества

Die Welt: Горе нам, если рухнет саркофаг

Кризис в Украине также ставит под угрозу установку нового саркофага в Чернобыле. Но старый когда-нибудь разрушится. Тогда ветер разнесет радиоактивную пыль по всей Европе.

Фото УНИАН
Строительство саркофага / УНИАН

Об этом пишет Дагмар Рёрлих в своей статье «Горе нам, если разрушится саркофаг», опубликованной на сайте немецкой газеты Die Welt.

От Киева до Чернобыля около полутора часа езды на автобусе по местности, которая становится все более одинокой. На границе 30-километровой зоны отчуждения стоит Матерь Божья.

После паспортного контроля, она проходит через березовые рощи и еловые леса, мимо ветхих домов - и через Чернобыль, маленький городок, чье название носит крупнейшая до сих пор атомная катастрофа. Он был эвакуирован в 1986 году. Между тем, там живут рабочие и инженеры во время своих двухнедельных смен в зоне.

ЕБРР, Европейский банк реконструкции и развития, пригласил журналистов, чтобы сообщить о состоянии работ по расчистке. Он управляет «реализацией плана «Укрытие», международного договора, с помощью которого Чернобыль должен стать экологически безопасным.

Поскольку Украина не может справиться в одиночку с последствиями аварии, случившейся в советское время, в 1997 году ЕС и США пообещали свою поддержку в этом договоре. Речь идет о том, чтобы устранить огромное количество жидких отходов со времени работы Чернобыля, безопасно хранить топливные элементы из 1 и 3 блока – и прежде всего, о новом укрытии для истощенного саркофага. Стоимость: более двух миллиардов евро.

Мы проходим КПП в десятикилометровую зону. Там солдаты построили пост из мешков с песком: Из-за конфликта на востоке, Украина повысила уровень безопасности для всех АЭС – также для Чернобыля.

Необъявленная война с Россией требует жертв. Есть убитые и раненые, по оценкам, количество вынужденных переселенцев достигло миллиона. И война стоит денег, которых в Украине нет: после многих лет неумелого руководства, страна находится на грани банкротства. Пенсии сокращают, инфляция неумолимо растет. Чернобыль сейчас не на повестке дня.

Радиоактивная пыль может затронуть также другие государства

Спустя почти тридцать лет после катастрофы, саркофаг больше не является безопасным. Хотя непосредственной опасности обрушения 1986 года нет, но из-за опасности для жизни участников, строительство пока остановлено.

Но под истощенным укрытием по-прежнему есть 200 тонн расплавленного ядерного топлива и огромное количество радиоактивной пыли. Если саркофаг рухнет, ветер в первую очередь разнесет эту пыль: «Это больше не будет локальной проблемой, а коснется других стран», сказал государственный секретарь Йохен Фласбарт из Федерального министерства окружающей среды после визита в Украину.

Тем временем, мы проезжаем мимо руин 5-го блока. 26 апреля 1986 года его еще строили, с тех пор он просто ржавеет. В то время у Советского Союза были большие планы на Чернобыль: он должен был стать первым по величине местоположением АЭС в мире. Сейчас там строят только для того, чтобы очистить.

Тем не менее, все еще можно услышать приставку «крупнейший в мире»  - о долгосрочном временном хранилище ISF2 для хранения топлива 1-3энергоблоков: «Там есть 21 000 топливных элементов, которые в настоящее время находятся в старом, не сейсмостойком мокром хранилище», объясняет Андрей Савин, главный украинский инженер проекта: «В ISF2 они затем будут надежно храниться в течение следующих 100 лет».

На самом деле, топливные элементы уже должны храниться в ISF2. Но строительные работы еще продолжаются. Причина: неправильное планирование французской компании «Framatome», сейчас «Areva». Она ошибочно оценила состояние топливных элементов, в результате чего запланированная система не была бы безопасной.

Проблемы заметили только во время строительства. Framatome / Areva выплатила компенсацию, но в течение многих лет процесс не продвигался. Наконец, выполнение работ взяла на себя американская компания Holtec, но затем отложила возобновление работ до осени 2014 года: необходимо было решить технические проблемы, а во время беспорядков на Майдане Holtec отозвала своих сотрудников.

Новое защитное укрытие является крупнейшим передвижным сооружением

Новый процесс также добавляет расходов, и вопрос о том, как покрыть разницу, остается открытым. Европейский банк реконструкции и развития, вероятно, хочет созвать новую конференцию доноров - в конце апреля, поскольку необходимо собрать дополнительные средства для продолжения строительства нового безопасного конфайнмента, новой защитной оболочки для саркофага.

Со стоимостью в полтора миллиарда евро – это самый большой и дорогой проект плана по реализации мероприятий «Укрытие». Мы стоим перед гигантским серебряным сводом: цилиндрическое сооружение, стальная конструкция, состоящая из наружной и внутренней оболочки, в которой поместился бы собор Нотр-Дам де Пари. Это крупнейшее передвижное сооружение, которое когда-либо было построено. Под ним в 2017 году должен исчезнуть истощенный саркофаг.

Строительная площадка для свода из соображений радиологической защиты лежит в 300 метрах от саркофага. То, что работники могут, в основном, нормально здесь работать, представляет собой огромный прогресс.

В 2007 году, когда французский консорциум Novarka заключил контракт на строительство нового безопасного конфайнмента (НБК), эта местность рядом с реактором была сильно облучена: «Мы удалили более чем 120 000 тонн радиоактивного материала, и всё залили бетоном», объясняет Виктор Зализецкий, главный инженер НБК на украинской стороне. Однако, рядом с саркофагом люди могут работать только благодаря высокой, прочной бетонной стене, над которой немного видна крыша саркофага и новая вентиляция.

Новое укрытие должно выдержать сильнейшее из возможных здесь землетрясений или торнадо. Оно должно предотвратить попадание дождя, снега и пыли в реактор, а также не позволить радиации выйти наружу, если саркофаг все же рухнет. Оно должно продержаться 100 лет.

36 000 тонн стали поднимут над саркофагом

Тем не менее, за ним необходимо - как за космической станцией - постоянно следить, чтобы работала техника.  Проблема: заменить можно неисправный аппарат, но не сам стальной свод.

Поэтому, ржавчина – большой враг нового безопасного конфайнмента, объясняет менеджер концерна Novarka Николя Кайе: «Как правило, металлические конструкции смазывают раз в несколько лет, но здесь так не получится из-за радиации».

Для предотвращения коррозии, инженеры надеются на систему вентиляции с компьютерным управлением. В пространстве между наружной и внутренней оболочками она должна позаботится о том, что влажность воздуха не будет превышать 40 процентов.

Под сводом арки сейчас ведутся облицовочные работы: маленькими, как муравьи, кажутся мужчины, которые занимаются установкой листов из углеродной стали, слоев изоляции и пластиковых мембран.

Если все техническое оборудование будет установлено, стальная конструкция будет весить больше 36 000 тонн, и будет поднята на тефлоновых опорах над саркофагом. Затем конструкцию с помощью эластичной мембраны герметично соединят с саркофагом. «Тогда радиационная защита будет очень нужна, потому что людям придется работать непосредственно над саркофагом», объясняет Николас Кайе.

А Виктор Зализецкий указывает на шесть опор, которые уже установлены под крышей. «В этом году мы прикрепим к ним два тяжелых крана, каждый из которых может поднять 50 тонн». С их помощью, опасные части старого саркофага могут быть удалены дистанционно.

Уран и плутоний более устойчивы, чем любая конструкция

Как оплатить это, пока тоже неясно. Международные финансовые вложения для Чернобыля заканчиваются в 2017 году, техническим приемом Нового безопасного конфайнмента: «Строительство и ввод в эксплуатацию нового конфайнмента предусмотрен в Плане реализации мероприятий «Укрытие», также как планирование демонтажа, но не сам демонтаж, и все, что будет происходить потом. Для этого еще нет финансовой поддержки», объясняет Лутц Кюхлер из Общества по безопасности установок и реакторов (GRS).

Однако в плане по осуществлению «Укрытие» предусмотрено, что это не будет сделано со строительством требующей постоянного контроля защитной оболочки. Тем не менее, финансовые проблемы сегодня повсюду. Это подтверждает представитель Чернобыля: «В бюджете отсутствуют средства для эксплуатации станции для переработки жидких радиоактивных отходов».

Этот финансируемый ЕБРР объект получил лицензию на деятельность в прошлом году: С тех пор экспериментальный завод работает в экономном режиме для простейших действий, бетонирования отходов: «Ситуация в Украине существенно влияет на эти проекты», говорит Лутц Кюхлер.

Пока также неясно, как Украина хочет хранить  содержащие ядерное топливо массы из саркофага. НБК только выиграет время, это не решение. Уран и плутоний гораздо более устойчивы, чем любая конструкция.

Рано или поздно для них придется построить могильник – где бы то ни было: В противном случае, они когда-нибудь выйдут наружу, подвергнутся выветриванию, и могут распространиться в окружающей среде: «Тогда авария никогда не будет в прошлом», предупреждает менеджер ЕБРР Винс Новак.

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Новости партнеров
loading...

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение