Понедельник,
21 августа 2017
Наши сообщества

Эколог: Будущее зоны отчуждения должно обсуждаться на уровне всей страны

Один из лидеров Ассоциации зеленых Украины Ярослав Задесенец рассказал в интервью УНИАН об экологических рисках хранения ядерных отходов в наземном бетонном хранилище ХОЯТ-2, почему до возведения ЦХОЯТ нужно провести всеукраинский референдум, и безопасно ли будет посещать Полесский заповедник, который правительство намерено создать в зоне отчуждения.

Один из лидеров Ассоциации зеленых Украины Ярослав Задесенец
Один из лидеров Ассоциации зеленых Украины Ярослав Задесенец  

Несмотря на то, что почти 30 лет назад в Украине произошла одна из самых страшных техногенных катастроф – авария на Чернобыльской АЭС. Несмотря на то, что пятно радиоактивного загрязнения будет находиться в нашей стране сотни лет. Несмотря на то, что в ближайшее десятилетие в Украине может появиться хранилище ядерных отходов (и не факт, что только с украинских АЭС), украинцы продолжают беспечно относиться к экологическим рискам, которые несет в себе возведение подобных объектов, в частности, и к экологическим проблемам зоны отчуждения, которые касаются всей страны, в целом. Накануне очередной годовщины страшной трагедии на ЧАЭС УНИАН побеседовал об этом с экологом из Ассоциации зеленых Украины Ярославом Задесенцем.

На днях вы посетили ЧАЭС в составе группы экспертов и журналистов. Однако нередки и нелегальные «экскурсии» в Чернобыльскую зону. Насколько это сейчас, по истечении почти 30 лет после аварии, может быть безопасным?

Наша поездка, на мой взгляд, была организована на должном уровне. Мы проходили несколько паспортных контролей, было много пунктов контроля с дозиметрами, везде стоят упреждающие знаки о радиоактивном загрязнении. На самой станции все сотрудники тоже с дозиметрами ходят. То есть, с точки зрения безопасности таких поездок, думаю, там проблем нет.

А вот те люди, которые едут в Чернобыль нелегально, с местными «проводниками», они себя подвергают немалой опасности. Например, мы проезжали несколько участков на дороге, на которых дозиметры просто зашкаливали. То есть, отправляясь в Чернобыльскую зону на свой страх и риск, нужно понимать, что в одном месте может быть безопасно, а через 20 метров – радиоактивное пятно. Поэтому, думаю, желающим рискнуть не стоит этого делать. 

Без вмешательства человека природа в зоне отчуждения превратилась в уникальный природный парк. В марте министр экологии Игорь Шевченко озвучил идею создать в этой зоне Полесский биосферный заповедник. Это реально?

Леса там действительно потрясающие. Насыщенные, густые. Это надо видеть! Природа за эти годы там восстановилась очень сильно, видно отсутствие деятельности человека. Несколько рек буквально кишат рыбой. Если вне чернобыльской зоны идешь возле реки, в ней ничего не видно, и, по сути, только мутная вода. А там видишь, как много разнообразной рыбы плавает…

Фото УНИАН
Природа в зоне отчуждения за эти годы восстановилась очень сильно / Фото УНИАН

Что касается идеи создания Полесского биосферного заповедника, в целом, это реально. Но все же, ввиду того, что эта территория пострадала от радиоактивного загрязнения, следует применить все возможные средства защиты и контроля для безопасности посетителей. Во-первых, не должно быть свободного допуска людей на территорию, посещение такого заповедника должно как-то согласовано оформляться. Возможно, необходимо немного усовершенствовать существующую пропускную систему, избавиться от обязательного паспортного контроля, модернизировать сами пропуска. Важно также объяснить людям, что это необходимо, чтобы желающие увидеть это уникальное место не подвергались опасности из-за загрязнения. Ведь если некоторые радиоактивные элементы уже распались и зона от них чиста, то есть и другие, которые могут распадаться еще тысячи лет. Во-вторых, нужно разработать какие-то согласованные экскурсионные маршруты. Не лишним будет и наличие сопровождающих, неких экскурсоводов, которые будут с группами эти маршруты проходить.

Насколько перспективными, с экологической точки зрения, могут быть планы правительства вернуть Чернобыльскую зону в состав экономически активных территорий страны, например, разместив в зоне отчуждения новые промышленные объекты?

Думаю, что все можно, но с проведением всех необходимых исследований. 30-километровая зона, она ведь, в принципе, условная. То есть, предполагается, что по этой зоне произошло распространение радиоактивных элементов. Но понятно, что по всей этой территории каждый квадратный метр никто с дозиметром не измерял. Никто точно не может сказать, где сейчас находится радиация, а где - нет. Поэтому, если на этой территории, в этой зоне, размещать какие-то дополнительные производственные мощности, какие-то инфраструктурные объекты, это возможно, потребует изучения каждого квадратного метра. Причем, не только непосредственно на площади размещения таких объектов, а и путей подхода, подъезда к ним.

Какие проблемы на ЧАЭС вы увидели сейчас?

Главная проблема будет состоять в том, что после того как будут выполнены все планы (а они реальны) по сооружению объекта Укрытие-2, купол которого уже возведен, необходимо будет разобрать энергоблок под саркофагом. Напомню, завершение строительства нового конфайнмента над уже существующим запланировано на ноябрь 2017 года, а после возведения второго Укрытия, под его аркой, планируется разобрать старый саркофаг и начинать очищать энергоблок под ним. Но как это сделать? Каких-то внятных технологий воплощения этих планов в жизнь еще не придумано, и финансирования, необходимого на новый проект, тоже не существует.

Еще один важный момент – ХОЯТ-2 – хранилище для отработанного ядерного топлива (низко-, средне- и долгоживущие радиоактивные отходы) с Чернобыльской АЭС и других украинских атомных электростанций. Нам его показали, это хранилище – наружное, и, по всем параметрам, временное. Нигде в мире ядерное топливо не хранят на поверхности земли, в открытых емкостях. Во всех странах это подземные хранилища: в Германии – это заброшенные отработанные шахты, на глубине около 500 м, в Великобритании и США – это глубокие шурфы в скальных породах, которые дополнительно заливаются бетоном. То есть, это на века. У нас же это просто бетонная постройка... Не берусь утверждать, но зная, как у нас обстоят дела с коррупцией и всем прочим, такое «хранилище» вызывает беспокойство. Наземным такой объект не может быть в принципе, поэтому рано или поздно все радиоактивные отходы будут подлежать перезахоронению.

facebook Ярослав Задесенец
 Наземное бетонное хранилище ХОЯТ-2 / facebook Ярослав Задесенец  

Для этих целей планируется строительство Централизованного хранилища отработанных ядерных отходов (ЦХОЯТ). С какими проблемами Украина столкнуться при реализации этого проекта?

В этом решении есть как плюсы, так и минусы. Плюсы – это экономическая выгода, поскольку строительство ЦХОЯТ позволит экономить от 200 до 600 млн долларов год, и уход от зависимости от России – тема, которая особенно обострилась из-за конфликта на востоке Украины.

С другой стороны, есть и целый комплекс проблем. Во-первых, и это основное, вопросы хранения и захоронения ядерного топлива должны быть открытыми, максимально публичными. И об этом должно знать не только население Киева и Киевской области, которые находятся в непосредственной близости от такого объекта, а вся Украина. Тем более, что и они не имеют полной информации о строительстве ЦХОЯТ.

«Энергоатом», который, по сути, курирует процесс возведения хранилища, утверждает, что вся информация о хранилище находится в отрытом доступе. Да, эта информация действительно есть у них на сайте и еще на паре информационных ресурсов, но этого мало. Согласно социологическим исследованиям, всего лишь 20% населения, проживающего в 100 км зоне ЧАЭС, известно о планах строительства такого хранилища в зоне отчуждения, более половины жителей столицы, Киевской, Черниговской и Житомирской областей в принципе не знают, что в Украине будет сооружаться такой объект. Даже когда я у своих знакомых спрашиваю: «Вот, конкретно, вы хотите, чтобы в 100 км от Киева строилось хранилище для хранения отработанного ядерного топлива?», у всех однозначный ответ: «Нет». То есть, если власть не хочет получать такие ответы от всех украинцев, она должна потрудиться донести информацию до людей.

Во-вторых, и это тоже касается отсутствия информации для широкого круга общественности, экономический и экологический аспекты. Информация о цене содержания ЦХОЯТ, о возможных экологических последствиях как для территории в зоне отчуждения, так и для страны в целом, также не является публичной.

И, в-третьих, специалисты уверяют, что предназначение ЦХОЯТ – хранение исключительно отработанного ядерного топлива с украинских АЭС. Тем не менее, существуют риски, что будут попытки сделать ЦХОЯТ «могильником» и для ядовитых отходов из других стран, так как украинское законодательство этого не запрещает.

Что, по вашему мнению, необходимо делать властям, чтобы гарантированно получить «да» на реализацию проекта от граждан?

Решения о строительстве подобных объектов в других странах всегда принимаются при широком обсуждении с общественностью. Всегда жители близлежащих общин получают компенсации и дотации по такого рода объектам, если дают согласие на строительство. У нас же, к сожалению, население безразлично к проблемам экологии, а правительство, ввиду такого отношения к экологии со стороны населения, тоже не спешит создавать, скажем, правительственную программу, посвященную информатизации населения о существующих рисках строительства и эксплуатации таких объектов как ЦХОЯТ.

Но, помнится, в приграничных к зоне отчуждения городах проводилось что-то вроде опроса общественного мнения на эту тему…

Да, в 2007 или в 2008 году были проведены общественные слушания и только в двух городах – Иванкове и Славутиче. Результатом стало решение, что жители, в целом, не против строительства хранилища, при условии проведения согласовательного референдума по этому вопросу. Но в 2008 году местные референдумы в Украине были, по факту, отменены. Поэтому нельзя считать, что тех слушаний в двух городах достаточно (а об этом говорит «Энергоатом») для того, чтобы уже приступить к возведению объекта. Если только год назад под это строительство была выделена земля, ничего не мешает провести еще одни местные слушания. То есть, если даже не в формате местного референдума, то все равно – с максимально широкой оглаской.

Кроме того, на мой взгляд, эта тема должна обсуждаться не на уровне двух районов, а на уровне всей страны. В нынешней сложной экономической ситуации, при обещании жителям этих районов определенных экономических благ, можно быть уверенным, что они могут согласиться на строительство чего угодно. И не будут ничего контролировать.

Стелла памяти погибшим работникам ЧАЭС на территории четвертого энергоблока / УНИАН
Стелла памяти погибшим работникам ЧАЭС на территории четвертого энергоблока / УНИАН


Но строительство ЦХОЯТ, по сути, вопрос уже решенный…ЦХОЯТ – тема для всей Украины, так как будет находиться в верховье Днепра, там, где в грунтах много подземных вод. Не дай Бог, зараженная субстанция из хранилища попадет в эти воды, «расхлебывать» будет вся страна, а не несколько ее районов.

Я не нагнетаю, просто пытаюсь рассказать о рисках. В зоне отчуждения, где планируется разместить ЦХОЯТ, действительно, много подземных вод, и есть риски. Но существует как минимум три места, в которых обнаружено залегание гранитных пластов, в которых можно сооружать такие объекты. Это опыт большинства развитых стран.

Я говорю о том, что украинцы этого не знают и этим не интересуются, а власти не пытаются заинтересовать население этой темой. Однако все граждане страны должны иметь возможность принимать участие в обсуждении и принятии решений в таком жизненно важном вопросе, чтобы быть уверенными в безопасности хранилища, чтобы контролировать каждую копейку, выделенную на строительство такого опасного объекта. Более того, допускаю, что свое мнение относительно ЦХОЯТ украинцы должны высказать на всеукраинском референдуме, который следовало бы организовать власти.

Если говорить об обязательном хранении ядерных отходов под землей и учитывая, что сейчас в Украине планируется закрытие многих шахт, возможно, стоило бы рассмотреть идею захоронения в них? А украинцам предложить дать оценку такой идее на референдуме, о котором вы говорили?

В целом, это мировая практика. И это также было бы неплохим решением. Единственное, нужно смотреть, чтобы рядом с такими шахтами не пролегали грунтовые воды, чтобы вокруг них были расположены твердые породы грунта, например, гранит, и эти шахты находились бы на безопасном расстоянии от ближайших населенных пунктов.

К слову, сотрудники ЧАЭС нам рассказывали, что посещали подобные шахты в Германии, но строительство одного такого объекта обходится в сумму около 6 млрд евро. Даже если бы ситуация на востоке страны позволяла провести такую «модернизацию» шахт, для Украины это непосильная сумма.

Татьяна Урбанская

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение